Назад к списку

Необходимая оборона: понятие, основание, условия правомерности и проблемы установления превышения ее пределов

Конституция Российской Федерации ч. 2 ст. 45 устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Это положение полностью относится к защите законных прав от преступных посягательств. Исходя из этого, в ст. 37 УК РФ формулируется понятие необходимой обороны и регламентируются пределы, в которых она может осуществляться.


Актуальность данной темы  обусловлена следующими основными положениями: 

 Во первых, выбрав путь общего определения правомерности необходимой обороны (на все случаи жизни), законодатель тем самым поставил потенциального субъекта необходимой обороны в ситуацию, при которой он должен не только дождаться нападения, но и определить его направленность. А также выяснить характер применяемого или угрожающего насилия, то есть решить те вопросы, которые вызывают трудности даже у специалистов, и которые без разъяснения Пленума Верховного Суда однозначно толковаться не могут. В этой связи имели место достаточно частые случаи неосновательного осуждения граждан, активно боровшихся с преступными посягательствами. Например, в 2017 году из 100 граждан осужденных по ст. 108 УК РФ оправдательный приговор имели всего 2 человека. 

 Во вторых, закрепленный в действующем праве закон не раскрывает понятие превышения необходимой обороны достаточно конкретно и требует совершенствования. Исходя из того, что данная статья УК РФ рассчитана, в первую очередь, на граждан, следовательно, она должна содержать ясные и понятные для них критерии, которые дают четкое представление о том, при каких обстоятельствах обороняющееся лицо вправе причинить нападающему смерть, тяжкий вред здоровью, а также при каких обстоятельствах он не вправе делать этого. 

 В третьих, в практике следственных и судебных органов также не всегда имеет место правильное истолкование и применение норм закона о необходимой обороне. Ошибки в правовой оценке актов необходимой обороны могут привести фактически к запрещению гражданам обороняться от преступников и облегчить тем самым совершение преступлений. Поэтому необходимо регламентировать законодательство о необходимой обороне таким образом, чтобы сделать правила и условия ее использования наиболее доступными в понимании правоприменителей, чтобы исключить страх, вызванный возможным наступлением нежелательных правовых последствий, а также сомнения в законности предпринимаемых действий. Эти обстоятельства предопределили постановку цели и задач исследования в рамках избранной темы. 

В истории России институт необходимой обороны формировался и использовался в интересах господствующих классов, и лишь в условиях современных либерально-демократических устоев, ставящих во главу угла права личности, он постепенно наполняется общечеловеческим значением. В настоящее время защита прав и свобод человека и гражданина является неотъемлемым его правом, нашедшим свое закрепление в ст. 45 Конституции РФ и в ст. 37 Уголовного кодекса РФ. 

Краткий анализ зарубежного законодательства позволяет сделать вывод, что исходя из принципа пропорциональности, законодательство всех без исключения стран мира предусматривает ответственность за превышение пределов необходимой обороны. По общему правилу эта ответственность носит смягченный характер. Регламентация института необходимой обороны в них осуществлена достаточно тщательно, учтены традиции и особенности национального законодательства. Как правило, зарубежные кодексы содержат специальные указания на те случаи, когда обороняющееся лицо имеет право на причинение любого вреда нападающему и когда оно имеет право обороняться, не причиняя посягающему смерти. На наш взгляд, данные положительные моменты могут быть реализованы и в Уголовном кодексе России. 

Понятие и условия правомерности необходимой обороны изложены в ст. 37 УК РФ. Кроме того, толкование положений этого института уголовного права осуществлено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.12 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»Под необходимой обороной следует понимать правомерную защиту прав и законных интересов личности, общества и государства от общественно опасных посягательств путем причинения вреда посягающему лицу.Правовым основанием возникновения состояния необходимой обороны является общественно опасное посягательство, то есть такое деяние, которое причиняет вред личности, охраняемым законом общественным и государственным интересам или которое создает угрозу причинения вреда.В качестве объектов защиты при необходимой обороне являются жизнь, здоровье, половая свобода и неприкосновенность, права и законные интересы личности, право собственности, интересы общества и государства. 

Обстоятельства, исключающие преступность деяния – это признаваемые уголовным правом условия, при которых деяния, формально содержащие в себе признаки объективной стороны предусмотренного уголовным законом преступления, не влекут за собой уголовной ответственности Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите.

В соответствии с условиями правомерности необходимой обороны, посягательство должно быть:

во первых, общественно-опасным, т.е. таким деянием, которое способно причинить вред (физический, материальный). Защита должна иметь место от любого посягательства, способного причинить вред. При этом посягательство не должно причинять малозначительный вред, который предусмотрен ч. 2 ст. 14 УК РФ (например, кража малоценных предметов); 

во вторых, наличным, то есть таким посягательством, в результате которого охраняемым уголовным законом объектам причиняется вред или существует реальная угроза его немедленного, неминуемого причинения, т.е. оно должно начинаться (в случае угрозы) или начаться, и еще не закончиться; 

в – третьих, действительным, т.е. должно быть реальным, существовать в объективной действительности, а не в воображении обороняющегося. 

Основная проблема заключается в том, что непосредственно в ситуации необходимой обороны у лица, отражающего общественно опасное посягательство, как правило, недостаточно времени, чтобы выяснить истинные намерения посягающего. Более того, данные намерения могут меняться непосредственно в процессе посягательства. Еще одна проблема заключается в том, что нередко по поведению посягающего невозможно определить характер применяемого насилия. 


Считаем целесообразным, что «всю ответственность за наступившие последствия от общественно опасного посягательства должен нести посягающий, а не обороняющийся. В большинстве случаев обороняющийся не может предугадать умысел преступника, тем более что он находится в состоянии сильного душевного волнения». В связи с изложенным представляется целесообразным расширить возможности обороняющегося лица, наделив его правом беспредельной необходимой обороны от посягательств не только на жизнь, но и на здоровье. Предел необходимой обороны сохранит свое юридическое значение при оценке правомерности оборонительных действий от посягательств, не связанных с опасностью причинения вреда жизни или здоровью человека. В частности, это могут быть посягательства на имущество, общественный порядок, общественную безопасность и т.д.Думается, что значительная доля проблем могла бы быть решена, если бы ч. 1 и ч.2 ст. 37 УК РФ была дополнена словами «и здоровья». Таким образом, в ч. 1 ст. 37 УК РФ предлагается говорить о насилии, опасном для жизни или здоровья, а в ч. 2 – о насилии, не опасном для жизни или здоровья, при сохранении существующего определения превышения пределов необходимой обороны. 

Защита при необходимой обороне противопоставляется посягательству и является, таким образом, непременным, само собой разумеющимся моментом необходимой обороны. Условия, относящиеся к защите, провозглашают: вред должен быть причинен только посягающему; защита должна быть соразмерна степени общественной опасности нападения, защита не должна превышать пределов необходимости. 

Проблемы возникают при вынесении мотивированного решения суда. Статья 351 УПК РФ устанавливает строгие критерии, касающиеся выводов в приговоре суда и, в частности, к его мотивировке. Но, в основном, в приговорах об осуждении по ст. 108 УК РФ нередко отсутствует понятное объяснение того, каким образом лицо превысило пределы необходимой обороны, что предшествовало этому деянию и в чем конкретно проявилось превышение пределов необходимой обороны.Достаточно сложен и неоднозначно решаемый на практике вопрос о возможности необходимой обороны (защиты) при посягательстве сексуального характера. 

Соответствие по характеру опасности в данном случае отсутствует - вряд ли можно уравнивать право на жизнь и право на половую свободу. Однако при сексуальном посягательстве, как правило, причиняется вред здоровью, присутствует психическое насилие, угрозы, также зачастую не в пользу обороняющегося соотношение сил и т.п. При таких обстоятельствах степень опасности посягательства, а также его многообъектность позволяют оборону и путем причинения смерти.В судебной практике не сложилось единое мнение относительно квалификации убийства, совершенного лицом при обороне против совершаемых в отношении него покушения на изнасилование или насильственных действий сексуального характера. 

Нередко лиц, убивших насильника во время попытки изнасилования или совершения иных насильственных действий сексуального характера, привлекают к ответственности по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны). Ответственность самого насильника также предусмотрена Уголовным кодексом – статьями 131 («Изнасилование») и 132 («Насильственные действия сексуального характера») , что относится к тяжким преступлениям.

Поэтому предпочтительным будет рассмотреть вопрос о включении в ч. 2 ст. 37 примечания в следующей редакции: 2.2."Не является превышением пределов необходимой обороны причинение смерти лицу во время совершения им покушения на деяния, предусмотренные ст. ст. 131 и 132 УК РФ". Дополнение данной статьи настоящим примечанием позволит в будущем избежать явно несправедливых приговоров, обрекающих на уголовное наказание лиц, всего лишь пытавшихся защитить себя от насильника и не имевших возможности ни оценить степень угрозы, ни рационально рассчитать степень опасности собственных действий, ни тем более принять какие-либо меры предосторожности. 

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. На практике значительное место имеют случаи, когда действия, начавшиеся в состоянии необходимой обороны либо ее превышения, перерастают в преступления в состоянии аффекта.Если оборонявшееся лицо превысило пределы необходимой обороны в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), его действия надлежит квалифицировать по части 1 статьи 108 УК РФ или по части 1 статьи 114 УК РФ (п. 15). 

Самой главной проблемой является, конечно же, определение собственно пределов необходимой обороны, при превышении которых устраняется общественная полезность действий обороняющегося, и деяние последнего становится преступным. Преступления, совершенные в состоянии аффекта и при превышении пределов необходимой обороны, имеют ряд общих признаков:

1) для разграничения указанных деяний целесообразно использовать следующие критерии: обстановка совершения преступления; характер насилия, примененного потерпевшим; факт оконченности посягательства; мотив и цель. Означенные признаки необходимо оценивать в совокупности; 

2) при конкуренции составов ст. 107 и ч. 1 ст. 108 УК РФ применению подлежит последняя согласно правилам квалификации; 

3) в случае трансформации состояния необходимой обороны в состояние аффекта совершенные деяния следует квалифицировать либо по окончательному результату, либо по совокупности преступлений в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что Принятые Пленумом Верховного Суда РФ в 2012 году меры по конкретизации, формализации и актуализации толкований оценочных понятий, несомненно, несут положительный эффект, отчасти решив проблему стабилизации правоприменительной практики. Однако гарантией правильного применения оценочных понятий института необходимой обороны является формирование адекватных стандартов оценки, с которыми сопоставляются конкретные обстоятельства каждого дела. Эта задача может быть решена принятием Президиумом Верховного Суда РФ обзора практики по делам рассматриваемой категории.